Первый разговор с Тахомиром Тихо

Инструкция

Пятиклассник Женька Ушаков – герой повести из цикла «Сказки о парусах и крыльях» – попадает на загадочный полуостров Двид, и необходимость посодействовать своим новым друзьям-островитянам вовлекает его в неописуемые приключения.


Владислав Крапивин

Малыши голубого фламинго

Нужно мной снова кружит тень.

3-ий денек попорядку…

Да нет, не думайте, что это плохо! Это замечательно! Означает Первый разговор с Тахомиром Тихо, Птица отыскала меня. Означает, она выросла!

Но птенец не мог вырасти сам, его кто-то был должен выкормить. А никто, не считая нас двоих – меня и Малыша, не знал, где гнездо. Разве что Отшельник… Нет. Отшельник не стал бы хлопотать о птенце. Ведь он старался “никому не делать ни зла Первый разговор с Тахомиром Тихо, ни добра”.

Означает, Малыш живой!

Почему же он не возвратился с Птицей? Не знаю. Я пока ничего не знаю, но скоро узнаю все. Я уже решил. Только мне снова нужен кинжал. Таковой же, как появился у меня в тот денек, в августе…

Древесный кинжал

В тот вечер мы Первый разговор с Тахомиром Тихо игрались в войну. Не в современную войну, где дым и грохот, а в рыцарей. У нас были древесные клинки и щиты из фанеры. На щитах каждый отрисовывал какой-либо символ – собственный рыцарский герб. У меня был олень. Таковой же, как на моей майке. Просто я ничего не мог придумать и срисовал этого Первый разговор с Тахомиром Тихо оленя с майки. И вышло здорово – как будто у меня и правда собственный герб: на щите и на одежке…

В нашей армии было 5 человек, а у врагов 6. Потому условились, что мы будем укрываться в засадах, а они нас находить: у тех, кто скрывается, всегда есть преимущество.

По Первый разговор с Тахомиром Тихо сигналу мы разбежались. Я сходу кинулся в “ущелье”. Это заросший лопухами проход меж глухой стенкой двуэтажного дома и высочайшим сараем. Я знал, что очень скоро противники побегут через “ущелье” в примыкающий сквер – находить нас в кустиках желтоватой акации.

В проходе спрятаться было негде: лопухи мы порядком повытоптали. Но из-под крыши Первый разговор с Тахомиром Тихо сарая торчала толстая жердь, я ее издавна заметил. Я закинул за спину щит, а клинок засунул под резинку на шортах – так, что клинок вылез из штанины, и стал взбираться.

Бревна, из которых был сложен сарайчик, рассохлись от старости, в их чернели щели. Они помогали мне цепляться. Скользкие сандалии срывались Первый разговор с Тахомиром Тихо, занозистый клинок царапал ногу, но все таки я добрался до жерди. Ухватился за нее и повис.

Мышцы у меня не очень сильные, подтягиваться я плохо умею. Но пальцы и кисти рук у меня прочные – таковой уж я уродился. Я долго-долго могу крутить клинком во время боя, а если Первый разговор с Тахомиром Тихо во чего-нибудть вцеплюсь, могу висеть хоть целый денек. Ну, не денек, а, скажем, полчаса.

Означает, я повис и стал ожидать рыцарей чужой армии.

Скоро они появились. Втроем. Пригибаясь, они шли гуськом и, естественно, ввысь не глянули. Когда предводитель оказался практически подо мной, я разжал пальцы.

Уж Первый разговор с Тахомиром Тихо вот по правде – как снег на голову!

От моих сандалий до земли было метра три, но примятые лопухи смягчили толчок. Противники и опамятоваться не успели: трах, трах! – я нанес одному два удара. Трах, трах – другому!

Мы всегда игрались честно, без излишних споров. Два удара получил – означает, убит. Оба Первый разговор с Тахомиром Тихо рыцаря надулись, но отошли в сторону. Зато 3-ий, еще не задетый моим клинком, поднял щит и ринулся в атаку.

Его звали Толик. Он был из другого квартала и изредка играл с нами. Только когда мы увлеклись рыцарскими боями, он стал приходить каждый денек. Мне ранее казалось, что он слабый, но на данный Первый разговор с Тахомиром Тихо момент я сообразил, какой это боец. Он был гораздо меньше меня, но резвый и таковой смелый. К тому же он, видимо, рассердился и решил отомстить за 2-ух собственных соратников.

Ух, как по-боевому поблескивали его черные глаза над верхним краем щита! А на щите чернели скрещенные стрелы и пламенело Первый разговор с Тахомиром Тихо оранжевое солнце.

Он прочно насел на меня, и я отступил к выходу из “ущелья”. Но здесь со двора кинулся мне на помощь Степка Шувалов. Он не очень ловкий фехтовальщик, но зато большой и тяжкий, как реальный рыцарь в доспехах. Вдвоем мы сходу оттеснили Толика в другой конец Первый разговор с Тахомиром Тихо прохода, к овражку, что тянется повдоль огородов. Толик отступил на самый край и отбивался изо всех сил. Но что он был в состоянии сделать против нас двоих?

– Сдавайся, – произнес Степка.

Наш противник только очами сверкнул из-за щита. И еще посильнее замахал клинком…

Наш овражек неглубокий, но к августу он доверху Первый разговор с Тахомиром Тихо зарастает черной, злющей, как тыща гадюк, крапивой, и падать в него – все равно что в кипяточек. А Толик стоял уже на кромке. Он, видимо, очень утомился: даже дышал со всхлипом. И я… в общем, я сделал шаг в сторону и опустил клинок.

Толик застыл на миг. Позже прыгнул меж Первый разговор с Тахомиром Тихо мной и Степкой и отбежал на пару шажков.

Степка одурело уставился на меня:

– Ты чего?

– Ничего… Он же сорваться мог.

– Ну и что? Сдавался бы.

– Он не сдастся, – произнес я.

– Ну и летел бы тогда!

– Летел бы? Сам попробуй! Думаешь, приятно?

– Ну так чего ж… – малость растерянно Первый разговор с Тахомиром Тихо проговорил Степка. – Это война…

– Война должна быть добросовестная.

Степка тяжело засопел. Он был не злой, только медлительно соображал. И когда чего-нибудть не осознавал, начинал итак вот сопеть. В конце концов он пробубнил:

– Подумаешь… Он же в длинноватых брюках и в куртке. Ну и упал бы…

– Вот балда! А Первый разговор с Тахомиром Тихо руки? А лицо?

Я как будто совершенно близко увидел Толькино загорелое лицо с белоснежными пузырями от злых укусов. Меня даже передернуло. Я не выношу, если у кого-нибудь боль. В особенности вот такая… досадная. И главное, за что? За то, что он так смело сражался?

Я обернулся на Толика. Он Первый разговор с Тахомиром Тихо не удрал. Стоял с клинком наготове. Он не желал уходить от боя!

Вдруг он опустил клинок. И лицо у него поменялось: он что-то увидел в стороне от нас.

Я поглядел в ту же сторону. По древесному тротуарчику повдоль овражка медлительно шли мужик и дама. Я их вызнал.

И Первый разговор с Тахомиром Тихо ясный вечер сходу сделался грустным и тревожным.

Это были предки мальчугана, который утоп сначала сегодняшнего лета. Его звали Юлька. Юлька Гаранин. Ему тогда, как и мне, было одиннадцать лет. Я его не знал: он переехал откуда-то на нашу улицу в мае, а сначала июня отправился купаться на озеро Первый разговор с Тахомиром Тихо и не возвратился.

На берегу отыскали его велик и одежку. А самого не отыскали. И наверное, уже не отыщут: в нашем озере есть глухие бездонные омуты. Там вообщем лучше не купаться в одиночку…

Молвят, отец и мама его после чего сходу очень постарели. Не знаю, я их до Юлькиной Первый разговор с Тахомиром Тихо смерти не встречал. Но когда увидел 1-ый раз, они по правде показались очень старыми. И какими-то… сгорбленными, что ли…

Они всегда прогуливались вдвоем. Бывало, что идут мимо нас, позже остановятся в сторонке и молчком глядят, как мы играем. У нас пропадало сходу всякое веселье. Мы себя Первый разговор с Тахомиром Тихо ощущали так, как будто повинны перед ними. Позже они как будто спохватывались и торопливо уходили. Но прежнее настроение ворачивалось к нам не сходу.

Вот и на данный момент мне расхотелось играть. Толику, видимо, тоже. И даже Степке.

Я подошел к Толику и произнес:

– Ничья. Хорошо?

Он кивнул. Он задумывался Первый разговор с Тахомиром Тихо о кое-чем собственном.

Я тоже.

Я стал мыслить про маму и папу. Они сейчас деньком уехали на целую неделю в Москву, к папиной сестре тете Вере. Ничего такого особенного, они и ранее уезжали, а я оставался с бабушкой. Но на данный момент мне стало обидно и как-то некомфортно. Я помыслил Первый разговор с Тахомиром Тихо, что уже поздно, нужно ехать к бабушке, а то не доберусь к ней до мглы…

В это время вдали загремело пустое ведро – сигнал сбора обеих рыцарских армий.

– Степан! – окрикнул я. – Скажи нашим, что я сейчас больше не играю. Мне пора.

Было надо бы забежать домой: бросить Первый разговор с Тахомиром Тихо орудие и прихватить курточку. Но мне страшно не хотелось входить в пустую неразговорчивую квартиру. Я взял клинок и щит под мышку и зашагал к автобусной остановке.

Я прошел уже два квартала, как вдруг услышал:

– Женя!

Меня догонял Толик. Он как-то неуверенно догонял. Как будто страшился, что я не захочу подождать его Первый разговор с Тахомиром Тихо. Я тормознул. Даже ему навстречу шагнул. Он подошел, поглядел на свои пропыленные кеды и произнес:

– А я вижу, ты в ту же сторону идешь… Нам по пути. Ты разве не домой?

Я был рад, что он догнал меня. И поскорее растолковал, что пищу к бабушке в Рябиновку. Это Первый разговор с Тахомиром Тихо таковой поселок на берегу озера, в 7 километрах от городка.

Мы пошли рядом.

– А навечно ты к бабушке? – спросил Толик.

– На неделю, пока мать с отцом не возвратятся…

– У-у… – огорченно произнес он. – Означает, завтра ты с нами играть не будешь.

– Ну почему? Я могу приехать, это неподалеку Первый разговор с Тахомиром Тихо. Я могу каждый денек приезжать, если… – “если ты хочешь”, чуть ли не произнес я, но постеснялся. Но он, кажется, сообразил, проговорил тихо:

– Ага… приезжай.

– Непременно! – пообещал я.

Он стремительно посмотрел на меня – у него были карие с золотыми точками глаза – и нерешительно произнес:

– А давай завтра, чтобы не против друг дружку, а Первый разговор с Тахомиром Тихо в одной армии…

– Естественно, давай! – еще более обрадовался я. И ощутил, что, хотя мать с отцом уехали, вечер сейчас все равно неплохой.

Мы стали говорить про завтрашнюю игру и неприметно дошли до автобусной остановки. Здесь я спохватился:

– Ой, ты же издавна мимо дома прошел!

Он засмеялся:

– Ну и что Первый разговор с Тахомиром Тихо? Я не тороплюсь.

Я поглядел на расписание. Автобус был должен придти через 20 минут.

– Ничего, подождем, – произнес Толик.

Неподалеку от остановки, на краю пыльной поляны, стоял стеклянный киоск (низкое солнце поблескивало на нем оранжевыми огоньками). Киоск еще вел торговлю. Я подбежал, чтоб приобрести два стакана газировки, но Первый разговор с Тахомиром Тихо румяная тетка в окошке буркнула, что лимонад продается только бутылками – по 20 две копейки – и пустая посуда назад не принимается.

У меня в кармане лежали всего пятнадцать копеек, да к тому же 5 из их необходимы были на билет. Я виновно поглядел на подбежавшего Толика. Но он забавно зашарил по кармашкам и здесь Первый разговор с Тахомиром Тихо же нашел гривенник и двушку.

Тетка сурово засунула нам запечатанную бутылку, а позже сдачу – влажными копейками. Мы кинули в травку щиты и сели на их. Как будто истинные рыцари на привале.

– А чем открывать? – спросил Толик. Он попробовал сорвать пробку зубами, но она держалась, как припаянная. Мне показалось Первый разговор с Тахомиром Тихо, что тетка за стеклом киоска ехидно ухмыляется.

– Подожди-ка, – произнес я и снял с себя ключ (он висел на шнурке под майкой).

О ключе нужно сказать подробнее. Наш двуэтажный дом был очень старенькый, и томные врезные замки в дверцах были тоже, наверное, столетние. Потому и ключи от нашей квартиры не походили Первый разговор с Тахомиром Тихо на обыденные. Они были медные, с трубчатым стержнем, хитрецкой зубчатой бородкой и фигурным колечком. Как будто от древней шкатулки. Таковой, если потеряешь, у слесаря уже не закажешь. Мать всегда страшилась, что я выроню ключ, когда бегаю на улице: карманы на шортах маленькие, а скакать и кувыркаться я Первый разговор с Тахомиром Тихо обожал. Вот и приходилось таскать ключ на шнурке под майкой. Я малость смущался этого: с ключом на шейке обычно прогуливаются дети. Но мать просила, и я не спорил…

Я подцепил пробку зубцами ключа. Она сверкнула и улетела в одуванчики. Мы выпили из горлышка шипучую газ-воду, спустили бутылку в урну Первый разговор с Тахомиром Тихо, позже еще посидели на щитах, и здесь подошел автобус.

– Ну… ты приезжай завтра, – проговорил Толик, когда дверь зашипела и открылась.

– Хорошо! Я непременно…

Он вдруг раскрыл курточку и выдернул из-за ремешка маленький древесный кинжал. Протянул мне на открытой ладошки:

– Хочешь?

У кинжала была прекрасная ручка – с маленьким вырезанным Первый разговор с Тахомиром Тихо узором. Естественно, я желал таковой. Но дело даже не в кинжале.

– Какой неплохой… Сам делал?

– Сам. Бери.

– Насовсем?

– Естественно. – Толик стремительно вскинул на меня свои глаза с золотыми точками и снова опустил реснички.

– Спасибо… Толик, – произнес я и взял кинжал. И, цепляясь своим рыцарским снаряжением за дверь, полез Первый разговор с Тахомиром Тихо в автобус.

Дверь сходу закрылась. Я взглянул через стекло и увидел, как Толик немного поднял руку, как будто желает помахать и не решается. Тогда я пару раз махнул кинжалом, и Толик стремительно замахал в ответ. И я поехал…

Незнакомец

Когда не стало видно Толика, я засунул кинжал под резинку на Первый разговор с Тахомиром Тихо поясе и достал влажные копейки. В это время щелкнул и откашлялся динамик. “На данный момент заскрипит: мальчишка, а ну бери билет”, – с противным ожиданием помыслил я. И быстрее шагнул к кассе.

– Мальчишка, не опускай средства, – басисто произнес динамик. – В кассе билеты кончились… Ничего, двигайся так, автобус не рассыплется… – За темными стеклами Первый разговор с Тахомиром Тихо кабины я не лицезрел водителя, но мне показалось, что он старый, с большенными усами и улыбчивый.

Пассажиры на меня заоглядывались: что за мальчишка, которому разрешили ехать без билета? Мне показалось, что они задумываются: “Вот чудак, забрался сюда с древесным щитом и клинком; не небольшой как бы Первый разговор с Тахомиром Тихо, а с игрушками”. Я поскорее сел на свободное место к окошку и поставил шит на колени – загородился. Но от всех не загородишься.

Один пассажир (он посиживал у обратного окна) все поглядывал на меня. Это был худенький дядька в каком-то старомодном пиджаке и помятой широкополой шапке.

Не люблю, когда меня Первый разговор с Тахомиром Тихо рассматривают!

Я сурово передвинул щит на право – так, что кромкой расцарапал кожу на колене. Разозлился и стал, не отрываясь, глядеть в окно.

Солнце спряталось, но облака еще ярко сияли. Казалось, что они летят, не отставая от автобуса, над антеннами, над малеханькими домами окружных улиц. Позже – над деревьями повдоль тракта… Я смотрел Первый разговор с Тахомиром Тихо на облака минут 5, потом снова обернулся на противного дядьку. От светлых туч танцевали в очах зеленоватые пятна, но я увидел, что он как и раньше рассматривает меня.

Что ему нужно?

Мне даже стало не по для себя. И я решил: поеду не до конечной остановки, а Первый разговор с Тахомиром Тихо выйду ранее, у дома отдыха “Звездный”. Оттуда – поначалу по берегу, позже повдоль огородов, и я у бабушки.

Остановка находилась у самого озера. Я вышел на сберегал и зашагал повдоль воды по песку.

Вода и небо еще были светлыми, а на землю уже наползали сумерки. На дальнем берегу переливались огоньки. За Первый разговор с Тахомиром Тихо деревьями, в парке “Звездного”, зажглись лампочки. Но посильнее лампочек была круглая луна. Поднялась она не так давно, но практически сходу стала светить как прожектор. Повдоль берега росли старенькые ивы, их черные листья время от времени заслоняли луну и как будто разрывали на калоритные обрывки. Это было прекрасно. Но от воды и Первый разговор с Тахомиром Тихо от мокроватого песка тянуло знобкой сыростью, потому я не очень любовался на луну. Я даже пожалел, что не забежал домой за курточкой.

Чтоб не продрогнуть совершенно, я отошел подальше от воды – к травке у границы песочного пляжа. Травка была густая и достаточно высочайшая. В ней вдруг Первый разговор с Тахомиром Тихо затрещал одинокий кузнечик. Может быть, тоже задрог?

Я практически дошел до тропинки и вдруг увидел в травке желтоватый полумесяц. Не таковой броский, как луна, но приметный. Кто-то запамятовал тут большой мяч – наполовину голубий, наполовину желтоватый. Голубий бок сливался с травкой, а желтоватый сиял, как серп некий полуосвещенной планетки. Она заплуталась Первый разговор с Тахомиром Тихо в местном травяном космосе.

Я выкатил мяч на песок, чтоб тот, кто будет находить, сходу увидел его. Резиновые бока у мяча были теплые, как у живого. А не озябнет он тут на нагом песке?

Только я поразмыслил про это, как услышал за спиной:

– Не уходите, пожалуйста…

Я Первый разговор с Тахомиром Тихо поначалу не сообразил, что это мне. Но обернулся. По берегу торопливо шел человек. Было достаточно светло от воды и неба, и я сходу вызнал дядьку в широкополой шапке. Того, из автобуса.

А больше никого кругом не было.

– Подождите меня, будьте добры, – произнес мне этот человек. Он немного запыхался. Глас у него Первый разговор с Тахомиром Тихо был странноватый: очень узкий и мягенький, не подходящий такому высочайшему мужчине.

Я опешил, естественно, и застыл на месте. Незнакомец подошел. Он снял шапку и держал ее у груди.

– Извините, – произнес он. – Мне показалось, что в автобусе я рассердил вас. Мое очень пристальное внимание было, видимо, неблагопристойным. Но вы все Первый разговор с Тахомиром Тихо поймете, если выслушаете меня…

Ко мне в первый раз обращались так длинно и обходительно. Я растерялся и потому ответил грубовато:

– Ну… гласите.

– Сядем, если позволите, – попросил он.

Неподалеку от нас темнела вкопанная в песок лавка – два бревнышка и доска. Незнакомец подождал, когда я сяду, и сам примостился на Первый разговор с Тахомиром Тихо краю доски. “Что ему нужно?” – снова помыслил я. А он наклонился, заглянул мне в лицо и мягеньким своим голосом спросил:

– Скажите, вы рыцарь?

“Ну, все понятно”, – решил я.

Наверное, в автобусе рядом со мной стояла какая-нибудь старушка, а я не увидел. И сейчас этот человек будет меня воспитывать: “Вот ты Первый разговор с Тахомиром Тихо изображаешь из себя рыцаря, а бабушке место не уступил. Разве рыцари так поступают?” Я и ранее встречал таких взрослых: они очень обожают подъезжать к ребятам с воспитательными беседами.

А в автобусе и так было много свободных мест!

– Что вам от меня необходимо? – не очень нежно произнес я Первый разговор с Тахомиром Тихо.

– Простите, – снова мягко проговорил он. – Я следил за вами не только лишь в автобусе, да и ранее… Во время вашего рыцарского турнира… Ваше великодушное отношение к противнику… Это уверило меня, что вы вправду рыцарь…

“Глумится, что ли?” – пошевелил мозгами я.

А он продолжал:

– Я рассмотрел ваш символ – гордого Первый разговор с Тахомиром Тихо оленя. Рыцарь Оленя – можно я буду вас так именовать, пока не вызнал вашего имени?

“Может, опьяненный?” – пошевелил мозгами я и встал. И произнес ему:

– Вам нравится шутить, а мне нужно идти. Уже поздно.

Он тоже встал и снова придавил шапку к груди.

– Вы сердитесь… Вы должны извинить меня, я не из Первый разговор с Тахомиром Тихо этой страны и невольно могу нарушить какие-то обычаи. Но прошу: выслушайте меня…

“Шапка ненормальная, пиджак некий странноватый, – поразмыслил я. – Может, по правде иноземец?”

И спросил:

– Вы интурист?

– М-м… Я не знаю, что такое “интурист”. Но я издалека. – Незнакомец немного наклонился ко мне, как будто надломился в Первый разговор с Тахомиром Тихо пояснице. – Я с острова Двид. И я ищу молодого рыцаря, который освободит мою страну от векового зла.

Здесь я, по правде говоря, перетрусил! Уже сумерки, кругом никого, а я один на один с безумным. Я сделал шаг вспять: если рвану изо всех сил – не догонит.

Он увидел мое Первый разговор с Тахомиром Тихо движение, как-то сник, сел на край лавки и с тихим отчаянием произнес:

– Вот и вы, Рыцарь Оленя, желаете уйти. Как многие… Я прошел столько земель и не нашел никого…

Что-то странноватое было в его голосе. Мне стало жалко его. “Может, он не страшный? – пошевелил мозгами я. – Может, просто малость свихнулся Первый разговор с Тахомиром Тихо и сейчас страдает?”

– Ну а что вам надо-то? – неудобно спросил я.

Незнакомец с надеждой поднял голову. И тихо, но жарко проговорил:

– Мне нужно почти все… Мне нужно, чтоб вы, Рыцарь Оленя, направились со мной на полуостров Двид и сразились с Ящером. С тем чудовищем, которое много Первый разговор с Тахомиром Тихо-много лет держит в ужасе всех людей нашей страны.

“А больше для тебя ничего не нужно?” – поразмыслил я и усмехнулся.

Незнакомец снова резко наклонился ко мне:

– Это не притча, клянусь!.. Сядьте, прошу вас. Поверьте, у меня в идей нет шутить с вами либо чем-нибудь вам навредить.

Мне Первый разговор с Тахомиром Тихо стало неудобно за собственный испуг. Я присел на другой конец лавки и спросил:

– А что за полуостров Двид? Что-то я не слыхал…

– Естественно! – торопливо согласился он. – Полуостров невидим… Невидим с этих берегов. Это не укладывается в обычные понятия, но я объясню… позже. Главное не в этом. Над полуостровом ожесточенный гнет Первый разговор с Тахомиром Тихо. А старая легенда гласит, что в один прекрасный момент из далеких государств придет молодой рыцарь и убьет Ящера…

Видимо, он сам веровал в то, что гласил. Мне стало любопытно.

– А далековато ваш полуостров?

Незнакомец, наверняка, пошевелил мозгами, что я начинаю соглашаться. Он придвинулся ко мне.

– Далековато!.. Но это тяжело разъяснить Первый разговор с Тахомиром Тихо. Все находится в зависимости от различных критерий. Если отправимся на данный момент, путь займет не больше 2-ух часов…

“Ага! – поразмыслил я. – Бандюган какой-либо. Заведет непонятно куда, позже тюкнет по башке и ограбит…”

Да, но что у меня брать? 5 копеек да медный ключ?

А может, шпион? Приманит в потаенную Первый разговор с Тахомиром Тихо лабораторию, где устраивают скрытые опыты над детками…

Но здесь я сам застыдился собственных дурных мыслей. Так можно до какой угодно чепухи додуматься, и получится, что я больше безумный, чем этот дядька.

А незнакомец придвинулся совершенно близко и спросил:

– Желаете посмотреть на наш полуостров?

Он полез во внутренний кармашек Первый разговор с Тахомиром Тихо пиджака и достал… Я сначала не сообразил что. А позже увидел: это было зеркало. Достаточно большое – с почтовую открытку. В узенькой железной рамке. В зеркало на миг отразилась луна.

Незнакомец положил мне зеркало на коленку. Я вздрогнул: оно было очень прохладное. И тяжелое. Но практически сходу тяжесть уменьшилась Первый разговор с Тахомиром Тихо, а толстое стекло стало наливаться теплотой. Поначалу в зеркало отражалось небо с белой звездочкой, но скоро оно подернулось искрящейся пленкой. Потом пленка рассеялась, и я увидел, как на экранчике, зеленоватые горы, небо с лохматыми солнечными тучами, какие-то развалины с белоснежными колоннами и домики на склоне холмика. Все Первый разговор с Тахомиром Тихо так верно виделось!

Изображение двигалось, как будто кто-то плавненько поворачивал телеобъектив. На фронтальном плане проплывали кустики с цветами вроде шиповника – так близко, что я различал прожилки на лепестках…

Зеркало стало горячее и очень грело колено. Я оторвал глаза от неведомой страны и поглядел на незнакомца. Экран отлично освещал его Первый разговор с Тахомиром Тихо лицо. Оно было длинноватое, с огромным грустным ртом, с резкими морщинами и малеханькими круглыми очами. В очах отражались крохотные экранчики.

Незнакомец посмотрел на меня.

– Это наша страна, – со вздохом произнес он. – Прекрасная, правда?.. Надеюсь, сейчас вы мне верите?

– А чему здесь веровать? Тонкий транзисторный телек. Наверное, на водянистых кристаллах…

– Теле Первый разговор с Тахомиром Тихо… визор? – переспросил он. – Ах да… Нет, это мало не то… – Он протянул руку и… просунул ее в зеркало. Через стекло! И означает, через мою ногу! Как в окошко… Тонкими узловатыми пальцами он ухватил проплывавшую мимо ветку и дернул. Позже вынул руку. В пальцах был зажат стебелек с цветком и 3-мя Первый разговор с Тахомиром Тихо листиками. Незнакомец протянул его мне. Это был реальный цветок, живой. От него по правде пахло шиповником.

Я незначительно испуганно поглядел на ногу: на месте ли? Она была на месте, и зеркало все посильнее обжигало ее.

– Уберите, жарко, – произнес я.

– О да, простите… – суетливо пробормотал он и Первый разговор с Тахомиром Тихо схватил зеркало. Оно сходу погасло.

Я потер обожженную коленку и спросил:

– Вы фокусник?

Он серьезно, даже грустно растолковал:

– Я бюрократ по особо принципиальным делам, один из первых заместителей правителя острова. Можно сказать, его 2-ое “я”… Не отказывайте мне в просьбе, Рыцарь Оленя. Вы – моя последняя надежда.

– А что за Первый разговор с Тахомиром Тихо ящер у вас там? – спросил я.

– Стршное и огромное чудовище, не буду скрывать. Оно держит в ужасе весь люд.

– Что все-таки вы… – с усмешкой произнес я. – Целая страна, вон какая магическая техника у вас, а с каким-то пресмыкающимся не сможете совладать?

– Не можем, – покорливо согласился он. – Мы почти все Первый разговор с Тахомиром Тихо умеем, а перед этим чудовищем бессильны… В жизни столько сложностей.

– А я, по-вашему, с ним справлюсь? Один?

– Я надеюсь, – откликнулся бюрократ по особо принципиальным делам. – Вы не испытываете ужаса перед Ящером, а это главное. К тому же древнейшие легенды обычно не накалывают.

– А сколько времени займет… вся эта история Первый разговор с Тахомиром Тихо?

– Два денька. Самое большее три, – торопливо произнес незнакомец.

Я поразмыслил, что бабушка меня не ожидает – она не знала, что мать с отцом уехали. Означает, никто не стал бы волноваться обо мне в эти деньки…

И вдруг я сообразил, что обо всем думаю серьезно! Как будто поверил притче Первый разговор с Тахомиром Тихо про полуостров Двид! А я и по правде поверил…

Наверное, этого не случилось бы деньком. Но на данный момент были сумерки, необычная луна за темными листьями, таинственное зеркало, неясно откуда взявшийся цветок… Все это как-то зачаровывало.

– Означает, вы согласны?! – обрадованно воскрикнул незнакомец и встал.

Разве я произнес Первый разговор с Тахомиром Тихо, что согласен? Я поплотнее прижался к лавке, чтоб никуда не ходить с этим человеком. Но через секунду поднялся. Сам не знаю, почему.

– Идемте, – нежно произнес он. И я пошел за ним. По пути я снова помыслил, что лучше бы рвануть к бабушке. Но не рванул. Постыдно было. И не Первый разговор с Тахомиром Тихо считая того… я возлагал надежды оказаться в истинной притче.

Мы вышли к извиву берега. Там за высочайшими березами была привязана лодка с узкой мачтой. Незнакомец неудобно забрался в лодку и произнес мне:

– Садитесь.

Я медлительно, как будто против желания, отошел к береговым кустикам и упрятал в нередких ветках клинок Первый разговор с Тахомиром Тихо и щит. Замаскировал.

– Для чего вы их бережете? – спросил незнакомец. – У нас вы получите истинное орудие и можете бросить его для себя навечно.

– Но им нельзя будет играть…

– Ах да… – пробормотал он.

Я подержал в ладошки кинжал Толика и опять засунул за пояс. Не хотелось мне с ним расставаться Первый разговор с Тахомиром Тихо.

– Я вас жду, Рыцарь… – со сдержанным нетерпением напомнил незнакомец.

Последний раз какие-то предохранители толкнули меня вспять, к дому. Я даже качнулся. Но ноги сами по для себя шагнули к борту…

– Садитесь на корме, там удобней, – предложил незнакомец. Сам он встал у мачты и потянул шнур. Ввысь полез длиннющий парус – он ярко Первый разговор с Тахомиром Тихо засеребрился под луной.

– Ветра же нет совершенно, – слабеньким голосом произнес я.

– Это непринципиально… – Незнакомец оттолкнулся шестом и сел рядом со мной. Лодка пошла поначалу тихо, позже все быстрее. Звучно зажурчала вода.

“По правде чудо”, – поразмыслил я, но не очень опешил. Мы набирали ход, и встречный воздух знобко Первый разговор с Тахомиром Тихо обдувал меня. Я передернулся.

– Ох, что все-таки это я… – пробормотал незнакомец. Он снял пиджак и укрыл меня с ногами.

– Да спасибо, не нужно… – пробормотал я.

– Привалитесь к спинке и вздремните, – произнес он. – Когда спишь, дорога короче…

Спинка скамьи была комфортная, обитая кое-чем мягеньким. Сразу захотелось закрыть глаза, но я Первый разговор с Тахомиром Тихо пару минут сопротивлялся сну.

Слева от нас катилась меж малеханьких туч луна. Не отставала. Позже она влетела в черное мохнатое скопление и, видимо, увязла в нем. Стало еще темнее. В этой мгле незнакомец произнес:

– Меня зовут Ктор Эхо. Как ваше имя, Рыцарь Оленя?

– Женя, – пробормотал я Первый разговор с Тахомиром Тихо через дремоту. – Другими словами Евгений… Ушатов…

1-ый разговор с Тахомиром Тихо

Ктор Эхо не похитил меня и не причинил никакого вреда. Он по правде привез меня на полуостров Двид.

Как мы причалили, я не знаю. Пробудился я уже не в лодке, а в открытой коляске, которую стремительно везли две лошадки. Коляску потряхивало на Первый разговор с Тахомиром Тихо булыжниках мостовой. По сторонам стояли черные деревья, в их время от времени мигали фонарики. Небо над деревьями было серовато-синее с большенными звездами. Прямо пред нами повис над дорогой огромный месяц. Он висел удивительно – вниз рогами. Мне вспомнился мяч в черной травке. Где он сейчас, этот мячик? Где наше Первый разговор с Тахомиром Тихо озеро, где Рябиновка? Внесло меня в неизвестный край. Куда? Для чего?

Ктор посиживал рядом. Его пиджак как и раньше укрывал меня. Я оттолкнулся лопатками от упругой кожаной спинки и сел прямо.

– Пробудились? – бережно спросил Ктор. – Вот и отлично. Скоро приедем.

Через минутку дорога круто повернула, и мы Первый разговор с Тахомиром Тихо выехали на треугольную площадь. Я увидел башни дома с балкончиками и флюгерами. С 1-го края темнела зубчатая крепостная стенка. Сияли окошки и мерклые желтоватые фонари. Поблескивали струи фонтана.

Вокруг фонтана парами прогуливались неторопливые люди. Игралась негромкая музыка. Это было похоже на театр.

– Совершенно неприметно, что вашу страну кто Первый разговор с Тахомиром Тихо-то подавляет, – произнес я Ктору.

– Это на 1-ый взор, – откликнулся он. – А по сути… Да вы увидите.

– А почему таковой месяц в небе? – спросил я.

– Это особенность нашей атмосферы, – охотно растолковал Ктор. – Теплый воздух собирается на высоте в огромную линзу, и эта линза очень наращивает небесные тела.

Я желал сказать, что Первый разговор с Тахомиром Тихо дело не только лишь в увеличенности, но здесь мы уехали с площади и впереди стал виден освещенный купол с темным повисшим флагом.

– Дворец правителя, – сказал Ктор.

Дорога пошла в гору. Мы проехали меж рядами светящихся шаров, и лошадки стали у низкого крыльца с каменными вазами по сторонам…

На данный Первый разговор с Тахомиром Тихо момент мне тяжело вспомнить все по порядку. Мы шли переходами и лестницами, нам встречались и молчком кланялись схожие бесшумные люди в узеньких сероватых одеждах. Было как во сне. В конце концов мы прошли узеньким коридором с шарами-светильниками и оказались в круглой комнате. Тут горела под потолком Первый разговор с Тахомиром Тихо мерклая лампа, меж высочайшими окнами висели черные ковры (я различил на их фигуры всадников и огромных птиц). Было очень тихо, и в этой тиши гулко стучали (точнее, бухали) большенные часы. Они стояли в настенный нише, и бронзовый диск маятника величиной со сковородку медлительно прогуливался туда-сюда за стеклянной дверцей.

Среди комнаты я Первый разговор с Тахомиром Тихо увидел круглый стол, а на нем вазы с фруктами, блюда под блестящими крышками, кувшины и тарелки.

К столу был придвинут только один стул – высочайший, темный, с сеточной спинкой.

Пока я все это рассматривал, два человека занесли 2-ой стул. Они двигались бесшумно и не произнесли ни слова. На Первый разговор с Тахомиром Тихо их была странноватая одежка: узенькие комбинезоны из дымчатого плюша. Плюш закрывал человека с головы до ног, и оставался только круглый вырез для лица. Это было похоже на театральные костюмчики животных в драмкружке Дома пионеров. Не хватало только хвостов, ушей и масок. Заместо масок показывались лица – недвижные и как будто присыпанные розовой Первый разговор с Тахомиром Тихо пудрой.

Люди ушли.

– Кто они такие? – спросил я шепотом Ктора. – И эти, и в коридорах… Все какие-то однообразные.

– Слуги Ящера, – произнес Ктор.

– Какие слуги? Какого Ящера? Того… чудовища?

– Ну, не совершенно так… Быстрее это просто заглавие. Их дело – поддерживать равновесие порядка на полуострове. Короче говоря, это что-то Первый разговор с Тахомиром Тихо вроде дворцовой гвардии. Охрана правителя и милиция…

У меня все перепуталось в голове.

– А разве правитель… Я не понимаю: он против Ящера либо за него?

Ктор саркастически улыбнулся:

– Вы сами увидите. Я предупрежу его, что вы уже тут, и он поторопится повстречать вас… Подождите две минутки.

Он вышел Первый разговор с Тахомиром Тихо. Достаточно длительно я был один. Стоял, оглядывался, слушал буханье часов. В конце концов в комнате появился округленный низенький человек в полосатом костюмчике. Он выскочил из двери, тормознул передо мной, заулыбался и немного развел руки. Забавно произнес:

– А, это вы и есть молодой герой, которого нашел Ктор? Приветствую вас, Рыцарь Первый разговор с Тахомиром Тихо Оленя, на полуострове Двид!

– Здрасте… – неудобно отозвался я.

– Меня зовут Тахомир Тихо. Я – правитель этого острова.

Я не знал, что делать. В кинофильмах рыцари перед различными правителями и вельможами кланялись и расшаркивались. Но не мог же я, по правде, раскланиваться, как придворный.

Кажется, я тупо засопел, побагровел Первый разговор с Тахомиром Тихо и сипло произнес:

– Очень приятно.

– Мне тоже приятно! – воскрикнул Тахомир Тихо. – Приятно созидать такового храброго молодого вояки! Я рад познакомиться и рад поужинать с вами. Прошу к столу.

Правитель сел, и я устроился напротив него на крае стула. Сходу появились откуда-то плюшевые слуги Ящера и начали накладывать на тарелки Первый разговор с Тахомиром Тихо овощи и жареное мясо.

– Не смущяйтесь, – предложил правитель. – Дорога была далекая, вы проголодались, а дело предстоит суровое… Я восхищаюсь вашей смелостью, хотя, по правде говоря, не одобряю эту затею…

Я начал жевать, но здесь чуть ли не подавился.

– Не одобряете? А для чего позвали?

Тахомир Тихо снова заулыбался, и щеки у Первый разговор с Тахомиром Тихо него стали как два зрелых яблочка.

– Это не я. Это Ктор. Он у нас романтик… Он считает, что нужно биться с каким-то гнетом! А где этот гнет? Как биться?

– Разве Ящер не подавляет ваш полуостров? – нерешительно спросил я.

– Да какое это подавление? Ящер в общем Первый разговор с Тахомиром Тихо-то умное и незлое существо. Просто у него очень проницательная нервная система. Он реагирует на хоть какое нарушение в равновесии порядка… Ну и… если, естественно, нарушений много, если равновесие под опасностью, наш Ящер сердится. Да. Было два варианта, когда он в гневе разрушал город. Но я спрашиваю, кто повинет?

“Ничего Первый разговор с Тахомиром Тихо для себя! – помыслил я и похолодел. – И с таким чудищем я должен биться?”

– А издавна это было… эти случаи? – слабеньким голосом спросил я.

– Естественно, издавна! Практически три столетия вспять! С того времени люди живут умиротворенно, расслабленно, не нарушают законов, и Ящер тоже спокоен! Только раз за месяц он выходит Первый разговор с Тахомиром Тихо из озера и глядит: все ли в порядке? А потом тихо укладывается на дно…

“Чушь, не разрушал он город, – с облегчением пошевелил мозгами я. – Это просто легенда. Не достаточно ли что могли напридумывать за триста лет. А Ящер – наверное, доисторическое пресмыкающееся, которое уцелело в этом озере. Как-нибудь справлюсь…”

Ну Первый разговор с Тахомиром Тихо по правде! Ведь во всех притчах, историях и умопомрачительных фильмах если мальчишки попадали в чудесные страны, если сражались с монстрами, то всегда выходили фаворитами. Означает, есть таковой сказочный закон, и этот закон на моей стороне. Чего же мне страшиться?

И я достаточно храбро спросил Тахомира Тихо:

– А Первый разговор с Тахомиром Тихо что, разве ранее не находились люди, которые желали одолеть Ящера?

– Ну, почему же? Были… – суховато ответил правитель.

– И… чем кончалось?

– Видите ли, Ящер здравствует.

Мне снова стало некомфортно. Но я вспомнил о сказочном законе и сообразил, что те лузеры были не главные герои сказки, а я – главный. И спросил опять Первый разговор с Тахомиром Тихо:

– Если вы так жалеете Ящера, почему тогда разрешили Ктору, чтоб он устраивал бой? Неясно что-то…

– А что я был в состоянии сделать? – воскрикнул Тахомир Тихо. – Раз легенда гласит о молодом рыцаре, я не имею права препятствовать! Нужно уважать традиции! Я не деспот какой-либо, я все по закону… Если полагается Первый разговор с Тахомиром Тихо бой с Ящером – деритесь!.. Только для чего? Кому это необходимо?

– Неуж-то никому не надо?

– Ну, встречаются время от времени люди, которым все у нас не нравится, – без охоты признался правитель. – Охото им чего-то нового! Всегда им спорить нужно, протестовать, в космос летать, открытия делать! Только это Первый разговор с Тахомиром Тихо очень редчайшие чудаки. В большинстве случаев детки. А вообще-то люд живет уместно. Тихо, но зато счастливо. Нет у нас ни бедности, ни голода, ни заболеваний. У нас все довольны жизнью, да! У нас равновесие порядка…

– Такое “равновесие”, что никто на Земле про вас даже не знает, – усмехнулся я.

– И Первый разговор с Тахомиром Тихо слава богу! – воскликнул он. – В этом наше спасение… Да вы ешьте, ешьте, вот апельсин… Если б про нас узнали, тогда что? Сделали бы наш полуостров пристанищем для туристов? Либо военной базой? Либо начали бы раскапывать, находить всякие руды и нефть? Обучили бы обитателей вести войну, ссориться, грезить о Первый разговор с Тахомиром Тихо богатстве, лодырничать? Нет уж, увольте, мы проживем сами. С Ящером либо без Ящера, но одни. Нам с этими чужестранными воздействиями одно горе. Стоит хоть некий капельке проникнуть из-за границы – и началось…

Он даже побледнел немного. Помолчал, побарабанил пухлыми пальцами о край тарелки с ломтиками ананаса. Проговорил с Первый разговор с Тахомиром Тихо легкой дрожью:

– Взять хотя бы эту кошмарную книжку… Откуда она к нам просочилась?.. Про 3-х головорезов. Даже про 4… Скачут на лошадях, машут шпагами, накалывают царского министра! Палят из пистолетов!.. После чего по всему городку стук пошел: понаделали древесных сабель и давай! А в кустиках только и слышно: “Пиф-паф! Пиф Первый разговор с Тахомиром Тихо-паф!” А при чем здесь пиф-паф, если на полуострове издавна нет огнестрельного орудия… Вы не поверите, пришлось главному прокурору издавать особый указ, чтоб навести порядок. А я в эти деньки платил воспитателям двойное жалованье… Да вы ешьте, не смущяйтесь, Рыцарь…

Он перегнулся через стол, чтоб налить в Первый разговор с Тахомиром Тихо мой стакан апельсинного сока. И я совершенно близко увидел его лицо. И рассмотрел, что румянец состоит из огромного количества бардовых прожилок. В очах – таких же малеханьких и круглых, как у Ктора, – тоже были красноватые прожилки.

– А что отвратительного, если ребята играют? – спросил я.

– Играют? – испуганно удивился он. – Все Первый разговор с Тахомиром Тихо игры изложены в особых правилах, их изучают в школах и воспитательных павильонах. А если каждый начнет играть как вздумается, что будет с равновесием порядка? И как отнесется к этому Ящер?

“Тьфу на вашего Ящера, – сурово пошевелил мозгами я. – Тоже мне, “счастливое правительство”…

А Тахомир Тихо пробормотал:

– Поначалу они “играют Первый разговор с Тахомиром Тихо”, позже им охото удрать из дома. Позже еще чего-нибудь захочется… Один даже додумался: плохо, гласит, что наш полуостров невидимый…

– А если он вдруг станет видимым? – с подковыркой спросил я. – Тогда что будете делать?


pervij-den-vojni-hronologiya-sobitij-22-iyunya-1941-goda.html
pervij-dobrovolcheskij-forum-molodezhi-issledovanie-obshestvennaya-podderzhka-nko-v-rossijskih-regionah-problemi-i-perspektivi.html
pervij-dobrovolnij-prizhok-2-glava.html